Персональный сайт Николая Арестенко                                                                                                  ВЫ МОЖЕТЕ БЫТЬ ЛИБО ПРАВЫ, ЛИБО СЧАСТЛИВЫ

Категории раздела

Мои статьи [10]
Политика [195]
Экономика [110]
Кризис [270]
Информационный мир [61]
Это интересно [83]

Полезные ссылки

Поиск

Seo анализ сайта

Каталог статей

Главная » Статьи » Кризис

Мировой кризис, Европа и "зоны умолчания" на постсоветском пространстве

04.10.2009

Автор: Олег Маслов

Интервью редакции проекта "Империя" с независимым экспертом Олегом Масловым.

– Олег Юрьевич, что, по вашему мнению, в ходе текущего мирового кризиса осталось вне фокуса экспертного и общественного внимания?

– В ходе текущего мирового кризиса вне фокуса экспертного и общественного внимания осталось очень многое. Во-первых, не было обсуждения причин мирового кризиса. Во-вторых, зацикленность властей на позитиве привела к тому, что вне фокуса экспертного и общественного внимания осталась и новая реальность. Обратите внимание, элиты большинства стран на постсоветском пространстве постоянно обозначают формат пост-кризиса, при этом, практически сохранили докризисную риторику. А это значит, что нет осмысления новой реальности и новых вызовов. Значит, нет и защиты от грядущих негативных явлений. Главное, за постоянными разговорами о "возобновлении роста" выводится из фокуса общественного внимания то, что новая реальность – это всерьез и надолго.  

– О каких негативных явлениях Вы ведете речь? 

– В первую очередь, о глобальной инфляции и сроках ее распространения по многим странам мира. Причем, под сроками мирового кризиса необходимо понимать время сохранения "нулевых темпов роста" мирового ВВП. Рецессия, при этом, может не фиксироваться. Более того, будут обозначаться даже мизерные темпы роста. Но данный рост – это рост в денежном исчислении, а не в физическом. 

Второй аспект – это доллар как ЕМС, то есть единая мера стоимости. Ослабление доллара – это такое своеобразное растягивание "резинового метра". В то же время, большинство стран мира заинтересовано и в макроэкономической стабильности, и в инвестициях. А это предполагает постоянную коррекцию не только на рынке FOREXа, но и на рынке commodities. Более того, планируемый переход к сильному доллару – это возврат к неорейганомике, к колоссальному росту долгов многих стран мира. Но об этом сегодня пишут лишь те, кого принято называть алармистами.  
   
– Как это отразится на странах постсоветского пространства? 

– Необходимо признать, что мы можем сегодня наблюдать на постсоветском пространстве как бы интерференцию нескольких процессов. Экономический кризис во многих странах наложился на внешнеполитический кризис. Я писал в начале 2007 года, что антироссийская риторика прибалтийских лидеров может привести к тому, что конечным этапом трансформации внешнеполитического курса России по отношению к странам Прибалтики станет возведение первой в мире "энергетической стены". Данная "стена", в перспективе, сделает границу с Россией непроницаемой для энергоресурсов. И Литва, Латвия и Эстония будут покупать энергоресурсы на мировом рынке, а не в России. 

Сегодня можно отметить, что гипотетически возможный мировой энергетический кризис может привести к тому, что "энергетическая стена" станет реальностью. Причем, в Прибалтике особых подвижек нет. Недавний скандал с Arctic Sea вновь заставил вспомнить о последовательной антироссийской политике Эстонии. А за политику надо платить. И цена политики возрастает.  

Отметим, что если властная элита прибалтийских стран сделала свой исторический выбор в пользу Европы и готова заставить своих граждан платить за данный выбор, то для Украины, Беларуси и Казахстана пришло время пожинать плоды своей "многовекторной политики".  

– Какой смысл Вы вкладывает в слова "пожинать плоды"?

– Я уже обратил ваше внимание на неизменную риторику лидеров на постсоветском пространстве. Если мы с вами будем объективными, то мы признаем, что кризис сильно затронул Россию. Более того, именно приоритет внутренних проблем над внешними приведет к окончательной смене внешнеполитических приоритетов России. Кстати, "запоздалая многовекторность" Беларуси у многих в России вызвала шок. Ощущение, что Беларусь вслед за Украиной перешла death line, не из приятных.  

Чтобы не быть голословным, обозначу формат перехода своеобразного "рубикона". И данный переход уже влияет на внешнюю политику России. Если до мирового кризиса Украина, Беларусь и Молдова получали максимум выгоды от своего транзитного статуса и географического нахождения между Россией и Европой, то уже с 2009 началась "смена формата". "Карета превратилась в тыкву", а все плюсы превращаются в минусы. Главный вопрос на сегодняшний день – это на каком нижайшем уровне будет поддерживаться жизнедеятельность стран в зонах цивилизационного разлома между Россией и Европой, чтобы ситуация не вышла из-под контроля. Сегодня Европа определяет межцивилизационные границы с Россией. 

Этот процесс может затянуться на долгие годы, но иного выхода у Европы, с ее колоссальной энергозависимостью, просто нет. А линии цивилизационного разлома проходят через многие страны. В меньшей степени это касается Беларуси. Мирный договор необходимо заключать не только между Японией и Россией, но и между Европой и Россией. Отказ России подписать европейскую энергетическую Хартию, отсутствие стратегического договора между Россией и Европой – это признаки отсутствия мира. Российская элита будет вынуждена действовать жестко, исходя не из прагматичной выгоды, а из собственных стратегий выживания. Ей очень скоро будет не до сантиментов.

Более того. Не является большим секретом, что ни одной стране мира не удалось извлечь существенной выгоды из своего транзитного статуса. Приведу пример. Какие выгоды имеет Египет от контроля над Суэцким каналом? Ничего больше "египетских выгод" не получат и транзитные страны по той простой причине, что "халява" транзитеров находит свое отражение в той цене, которую платит конечный потребитель. А потребитель, как известно, находится в Европе. 

Обращу ваше внимание еще на один момент. Многие СМИ на постсоветском пространстве пытались позиционировать события в Молдавии, связанные с уходом Воронина из политики, как геополитическое поражение России. Нет ничего более далекого от реальности. После августа 2008 года ГУАМ воспринимается в России как военно-политический блок. И если мы вспомним начало правления Воронина, то не был даже поставлен вопрос о выходе из ГУАМ, а были лишь игры в "еврокоммунизм". Между Молдовой и Приднестровской Молдавской Республикой – линия цивилизационного разлома. И это проблема Европы и России, а не новоявленных провинциальных политиков, пришедших на смены Воронину, еще не дающих себе отчета о цене антироссийской риторики. 

В России есть сторонники присоединения Молдовы к Румынии, но при двух условиях. Вопрос о статусе ПМР, как самостоятельного государства должен быть решен на европейском уровне, плюс Румыния возьмет на себя все долги Молдовы перед Россией. Но трудно представить, что Румынии удастся пролоббировать через европейские институты власти вопрос о вхождении Молдовы в ЕС даже на правах румынской провинции, не говоря уже, в качестве самостоятельного государства.  
   
– Вы хотите сказать, что будущее большинства стран на постсоветском пространстве не будет определяться их народами?

– Если быть честными, то мы с вами должны признать, что будущее стран определяется не народами, а элитами. Россия заинтересована в том, чтобы к власти в Европе пришли проевропейские силы. Чтобы власть в Литве стала пролитовской, а лишь затем проевропейской. А граждане России мечтают о том, чтобы власть в России стала радикально пророссийской. И длительный кризис заставит многие властные элиты пересмотреть свои приоритеты в пользу собственных народов. Если они, конечно, не самоубийцы. Потому что радикальное ослабление России приведет к повторению 1917 года, а не 1991-го. Если для властных элит большинства стран мира следование трендам, заданным глобальной властной элитой, может привести лишь к смене правительств, то в России иные традиции.

– Многие на постсоветском пространстве ожидают ослабления России в ХХI веке и даже распада?

– Говорить о проблемах России за ее пределами, как бы, не принято. Но я придерживаюсь иной позиции. Россия будет неуклонно усиливаться в рамках долгосрочной перспективы. В этом нет ни малейших сомнений. Анализ карт раздела России, и желающие могут их найти в сети Интернет, приводит к ряду интересных выводов. Но главный вывод прост. В мире нет сил, заинтересованных в реальном разделе России. Но этого, к сожалению, не знают властные элиты на постсоветском пространстве. 
  
Более того, крушение царской Империи в 1917 году привело к возрождению Империи в новом формате. Не исключено, что России придется пройти через период смуты, но это будет всего лишь рождение новой Империи. И этого не должны забывать наши соседи.  

– Поясните свою мысль о соседях?

– Все очень просто. Представьте себе последствия распада России, о чем многие мечтают на той же Украине, чисто с экономических позиций. На Западе России возникает одно или два транзитных государства, лидеры которых могут в стиле украинского премьера Еханурова запросить 15% газа за транспортировку по своей территории. Им же надо будет чем-то кормить доставшееся им население. А для нынешних транзитных стран станет актуальным вопрос: а кто им будет поставлять тот же газ по льготной цене? И самый интересный вопрос: а кто больше всего выиграет от распада-раздела России: Европа, Китай или США? Например, Мурманская область и Штокманское месторождение отойдут в зону влияние Европы или США? 

Так, например, по версии - модели распада России Института прикладной математики имени М.В. Келдыша РАН, презентованной Г.Малинецким, Ямал с основными месторождениями газа попадает в зону влияния США. И с кем тогда будет торговаться руководство Украины и Беларуси по цене на газ?  

Мне представляется, что обсуждение темы распада России вскроет бесперспективность агрессивных шагов против России. Но эта темы в нашей стране, увы, в зоне умолчания. Но удивляет другое. Тогда необходимо говорить о глобальной конкуренции. Но и здесь тишина.  

– А в каких аспектах Россия конкурирует с той же Европой?

– Глобальная конкуренция проходит в ряде специфических сфер. В аспекте ноополитики – это конкуренция в сфере ценностей, пространстве дискурсов (власть мысли), в сфере управления будущим и в символьно-знаковых полях. На стыке ноополитики и геополитики проходит глобальная конкуренция в сфере глобального права или права на международную легитимность. Сегодня мы можем наблюдать определенную конкуренцию между международной легитимностью Южной Осетии и Абхазии и международной легитимностью Косово, по числу "признавших" стран. В рамках данной глобальной конкуренции Беларусь отказывает России в праве на международную легитимность.  

К вышеизложенному необходимо добавить традиционные аспекты глобальной конкуренции: в сфере рынков сбыта, вооружений, высоких технологий, энергоресурсов и инноваций, в то числе, и в сфере финансов, в чем преуспели США, ввергнув весь мир в мировой кризис. 

Представляется, что необходимо говорить не о конкуренции между Европой и Россией, а о завершении очередной европейской экспансии в начале ХХI века.

– О каких формах экспансии Вы говорите?

– Можно выделить пять основных форм экспансии. Территориальная экспансия в аспекте включения новых стран в ЕС. Валютно-финансовая экспансия в аспекте включения новых стран в зону евро. Военная экспансия в аспекте включения новых стран в блок НАТО. Энергетическая экспансия в аспекте подключения новых стран к энергетической Хартии. И правовая форма экспансии. Правовая форма европейской экспансии хотя и находится в фокусе экспертного внимания, но не анализируется в формате глобальной конкуренции. Что мы наблюдаем в данных аспектах экспансии?

Европейская энергетическая хартия не будет подписана Россией, о чем официально заявил Владимир Путин, и попытки "возродить тему", как усилиями российских либералов, так и усилиями европейских интеллектуалов – это дело бессмысленное. Территориальная экспансия Европы "захлебнулась" на Турции. Более того. Мировой кризис перевел расширение зоны евро в совершенно иную плоскость. Потенциальные страны–банкроты, такие как Исландия, рвутся в зону евро в поисках защиты. Сегодня из 11 членов ЕС, не использующих евро, только Дания близка к переходу на единую валюту. Поэтому, говорить о существенном расширении зоны евро нет никакого смысла. Именно поэтому отпала необходимость и в территориальной экспансии, как форме расширения внутреннего рынка. Военная экспансия "уперлась" в Грузию и Украину и жесткую, пользуясь выражением Барака Обамы, "параноидальную" позицию России. 

Отдельные аспекты европейской правовой экспансии, в частности, приравнивание сталинизма к фашизму не вызывает в России ничего, кроме озлобления. Стоит ли удивляться, что в России многие считают, что в ходе грядущей Третьей мировой войны, если она потребуется, как форма выхода из затянувшегося мирового кризиса, Россия будет воевать не с Китаем, а с Европой, в упаковке НАТО. Причем, в качестве "пушечного мяса" будут выступать братья-украинцы.  

– Как Вы считаете, осознают ли в Европе завершение этапа очередной экспансии?

– Со времен появления концепции Адольфа Гитлера о "расширении жизненного пространства" на Восток, прошло достаточно времени. Но сегодня многие в России считают, что "Восточное партнерство" – это своеобразная "калька" с данной концепции Гитлера. Это все тот же drang nach osten. Европа сегодня находится не только в энергетическом и территориальном тупике. Высока вероятность того, что ей придется самостоятельно искать выход из затягивающегося мирового кризиса. При этом необходимо признать правоту одного высказывания Хавьера Соланы: "Я вынужден с огорчением констатировать, что Евросоюз реагирует на новые вызовы с парализующей узостью взглядов". В Европе не осознают тот тупик, в который они попали в ходе текущего мирового кризиса.

– В чем проявляется "узость взглядов" европейской элиты?

– Узость взглядов проявляется в первую очередь в бюрократической инерционности общеевропейской "машины". Причем, "машины", попавшей в колею, из которой нет шанса выбраться. Именно поэтому объединенная Европа в условиях длительного разрушительного мирового кризиса – это жертва № 1, из числа глобальных игроков. У Европы больше шансов стать жертвой, чем у Китая, Японии, США, и даже России. Для того чтобы убедиться в этом, достаточно проанализировать развитие проекта под названием "трансатлантическое единство".

Для широкого круга аналитиков практическое воплощение "трансатлантического единства" возможно лишь при выполнении одного условия – добровольного отказа европейцев от собственного цивилизационного проекта. Но данная тема находится в "зоне умолчания". Как и то, как в течение последнего десятилетия к руководству в большинстве стран Европы, за исключением Испании, пришли проамерикански настроенные политики. Подчеркну, проамерикански, а не проевропейски. Проблема не в том, что сепаратными переговорами с Украиной Европа "пилит трубу", по которой к ней течет газ. Проблема в том, что нет каких-либо предпосылок к обострению российско-европейских отношений. И поэтому, очередные "заморочки" ПАСЕ не могут вызвать никакой иной реакции, кроме нарастания призывов к российским властям выйти из этой антироссийской организации. 

В рамках моделирования будущего, развал европейского валютного союза и исчезновение зоны евро – это оптимальный путь создания "трансатлантического единства". "Ближайшие два года, вероятно, станут самой серьезной на сегодняшний момент проверкой на прочность единой валюты", - отметил недавно стратег европейского банка Мейрик Чэпмэн. Чэпмэн крайне прагматичен: "Мы ждем, что испытание завершится без потерь. Вложено слишком много политического и экономического капитала, чтобы можно было разрушить этот проект. Но коррекция, скорее всего, будет жесткой". Нуриэль Рубини отметил: "Если Ирландия или Греция разорятся, тогда уже есть обязательство у немцев и французов тем или иным способом выручить их из беды. Но если вам нужно будет спасать помимо них Австрию и Италию, Португалию и Испанию, и Бельгию, и Нидерланды, тогда это не представляется возможным. Я все еще придерживаюсь того мнения, что мы можем избежать крушения валютного союза, но это действительно самая первая истинная проверка его стабильности". 

А вхождение в данное "единство" после развала зоны евро возможно на индивидуальной основе, как это уже было в рамках расширения ЕС. Только права новых членов "единства" не будут превышать прав отдельных штатов в США. 

Не исключено, что для управляемого развала Евросоюза и зоны евро потребуется должность президента Европы. Обсуждаются ли в Европе последствия введения поста президента? Эта тема также находится в своеобразной "зоне умолчания". 

Отмечу еще одну важную, но не политкорректную, деталь. На постсоветском пространстве в фокусе экспертного и общественного внимания находится рефлективная реакция различных политических деятелей России на те или иные действия лидеров Евросоюза, стран Прибалтики, Украины, Беларуси. Причем, это позиционируется как признание Россией некой силы, влияющей на ее внешнюю и внутреннюю политику. Необходимо признать, что мировой кризис изменил многие представления о реальности. Сейчас даже в кругах, близких к российским силовикам, редко можно услышать алармистские заклинания о "санитарном кордоне", "кольце анаконды вокруг России". Обычная позиция сегодня заключается в следующих словах: "Да, России в ближайшие годы будет тяжело, а как будут выкручиваться страны в промежности между нами и Европой? Им придется всех тяжелей. Неужели так и будут жить дальше по принципу – у соседа корова сдохла, пустячок, а приятно?"  
   
– Почему, по Вашему мнению, существуют "зоны умолчания"?

– Если в Европе "зоны умолчания" являются естественными, в рамках неототалитарных законов политкорректности, то на постсоветском пространстве зоны умолчания являются следствием не цензуры, а самоцензуры. Многие аналитики, эксперты и интеллектуалы не столько боятся быть непонятыми, сколько боятся быть некорректно интерпретируемыми. Мне лично кажется, что сейчас самое время называть черное - черным, а белое – белым. 

Беседовал Юрий Баранчик



Источник: http://imperiya.by/news.html?id=39559
Категория: Кризис | Добавил: proxyz100 (04.11.2010)
Просмотров: 346 | Рейтинг: 0.0/0

  Горячие статьи

  • Сможет ли Майдан победить?
  • Мир, где невозможна победа
  • Почему гарантирован обвал рынка
  • Прогноз на будущее
  • Война за новый мировой порядок
  • Ювенальный террор
  • Краткое изложение теории кризиса
  • Добро пожаловать в ад
  • Теории заговоров, которые подтвердились
  • Бомба: ньютаунский стрелок умер за день до расстрела
  • Революция капитализма
  • Элита США прячется по норам
  • Большой Взрыв уничтожит 1/2 ВВП Евросоюза
  • Украина. На пороге шухера
  • Ветер непростых перемен
  • Могут ли хранилища западных центробанков быть пустыми?
  • Мир на пороге новых времен
  • Коррупция в Украине — это извращенная форма общественного договора
  • Кто предупреждён, тот вооружён
  • Феодальная Украина для чайников
  • Будущее, которого никогда не будет
  • Предчувствие Железной пяты
  • Верхи не могут
  • Провал в новое варварство
  • Выживание в условиях кризиса. Готовимся
  • Как правительство распоряжается нашими деньгами
  • Центр Спасения Цивилизации
  • Что такое настоящий кризис?
  • Разговор Плохиша и Кибальчиша
  • Статистика